Борис Паршин: «Дети должны заниматься музыкой»

Борис Паршин — музыкант, педагог, почетный гражданин Нарвы. Окончил Нарвскую музыкальную школу, Псковское музыкальное училище, Таллиннскую государственную консерваторию. С 1967 года преподает в Нарвской музыкальной школе, руководит школьным джазовым оркестром. Организатор и руководитель музыкальных коллективов: популярного в 1980-х годах вокально-инструментального ансамбля «Венец», оркестра музыкальной школы «Little-band», группы солистов «Narva Jazzband» и т.д.

Много лет организует в Нарве джазовые фестивали. В 2010 году Союз джаза Эстонии отметил Бориса Паршина наградой «За джазовую деятельность».

– Вы родились в 1946 году в Рязани, через год Ваша семья переехала в Нарву.

– Все правильно. Я с детства люблю Нарву, скажу даже больше, я никогда не ощущал себя россиянином. Когда учился в Пскове, то знал, что обязательно вернусь в Нарву.

– Какой была Нарва Вашего детства?

– Я запомнил, что летом в городских парках играли духовые оркестры. Во время праздников 1-го Мая или 7-го ноября повсюду звучала музыка. Наш город был гораздо больше, потому что Ивангород и Нарва были частью единого целого, в молодые годы я играл в ивангородском духовом оркестре. Нарва была красивым музыкальным городом.

– Наверное, были музыкальные вечера для молодежи?

– Нарва всегда славилась хорошими музыкантами, танцевальные площадки были в Темном саду, потом в сквере Комсомола, что перед Нарвским замком. В выходные дни всегда звучала современная музыка, молодежь старалась одеваться по моде, некоторые ходили в кинотеатр «Красная звезда», где тоже звучала музыка перед сеансом. Танцевальные вечера проходили в д/к «Ругодив» (бывший имени Пятидесятилетия Октября) и д/к имени В. Герасимова. Было и такое знаменитое место как «Джунгли», на ивангородской стороне около крепости был Дом культуры, кирпичное здание стояло в окружении раскидистых деревьев, отсюда и необычное название.

Фото: Елена Полуэктова

В детстве Вы решили заниматься игрой на баяне, а почему не на скрипочке?

– С другом мы пошли вместе поступать в музыкальную школу – он на баян, ну, и я на баян. Моим педагогом по классу баяна был Борис Александрович Лукин, по сольфеджио — Алла Вальтеровна Омель. Я начинал свою музыкальную деятельность с народного оркестра, пытался играть на балалайке, но как струны порвал, так и решил, что надо уходить.

– После огорчения с балалайкой баян привнес в вашу жизнь радость?

– И радость, и гордость. Родители гордились мной, когда я выступал на концертах, а для меня была радость, что родители пришли меня послушать. Тогда я не думал, что музыка станет моей профессией, я ходил в музыкальную школу только из уважения к родителям. Потом поступил в музыкальное училище в Пскове. Правда, очень хотел быть шофером, но моя тетя посоветовала, что стоит выучиться, потом пойти работать, тогда можно будет купить автомобиль, ну, и стать хорошим шофером.

– Родители, думаю, согласились с таким доводом?

– У меня были прекрасные родители, в то время детей не принято было баловать, мы жили как все. К нам часто приходили гости, все взрослые любили петь песни. Я помню, что у многих были целые сборники текстов, которые переписывались от руки. Бывало, что приезжаешь на дачу к родственникам, а там уже по-соседски сидят и песни поют. Мы идем на море, отдохнем, позагораем, потом к вечеру возвращаемся, а там все еще поют.

– Ромашки спрятались, поникли лютики…

– Все самые популярные песни той поры. Это было принято, когда все собирались за одним столом «душевно посидеть» – это вкусно покушать, поговорить, потом кто-нибудь запевал народную песню, а все подхватывали. Все происходило само собой, никто не готовился, а репертуар подсказывало сердце, и получалось так музыкально точно и с душой, что сложно сейчас передать ту атмосферу радости и семейного счастья, при этом все жили тяжело и небогато.

– С песней по жизни.

– Мы ходили на музыкальные вечера, потом в молодости стали возникать музыкальные коллективы, были группы на Мебельной фабрике, на Прибалтийской ГРЭС, на заводе «Балтиец» и т.д. Я тоже создал группу ВИА ”Скифы”, мы играли «под битлов» на танцах. У нас (Нарва + Ивангород) было тринадцать молодежных вокально-инструментальных ансамблей. Сейчас в Нарве остались у Владимира Чердакова AveNue и у Жени Рогова группа, хотя я эту музыку не люблю, но бесконечно их уважаю за желание играть то, что им нравится.

– С чего начинался интерес к джазу?

– С моих замечательных родителей, они купили радиолу «Урал 57». Я ловил Финляндию, слушал незнакомую нам музыку, так я впервые услышал Эллу Фитцджеральд, Луи Армстронга, и началась моя любовь к джазу. Музыка вошла полностью в меня, заполнив даже пространство вокруг – это был совершенно другой мир звуков и ощущений, это «магия лунного света».

Фото: Елена Полуэктова

– Что Вы посоветуете тому, кто не понимает джаз?

– Джаз не надо понимать, его надо просто слушать и слышать. Можно подумать, что все понимают Чайковского или Шенберга? Должно отозваться сердце, запеть душа, а не разум сказал чтото тебе приятное.

Когда я заинтересовался джазом, то стал покупать пластинки, стал больше узнавать об исполнителях. Настолько увлекся, что друзья перестали ко мне ходить, все хотят веселиться и шутить, а я им то одну пластиночку поставлю, то другую. Достаточно сложно найти людей, с которыми ты будешь одинаково чувствовать музыку, я бы сказал, что наслаждаться музыкальным произведением. К счастью, у меня есть такие единомышленники — это моя супруга, мои дети, мой внук. Они уникальные знатоки музыки, талантливые музыканты и любители джаза.

Как Вы познакомились со своей половинкой?

– Музыка нас связала. Все происходило постепенно, все происходило не просто, так как моя вторая половинка – моя вторая жена. Людмила Константиновна прекрасно пела в Биг Бэнде, я сразу влюбился в ее голос, она лучшая из певиц, которых когда-либо я слышал. Людмила обладает уникальным тембром и всегда попадает в ноты, что большая редкость для сегодняшних «звезд».

– Я помню Ваш Биг Бэнд на Нарвском перроне, тогда опаздывал поезд, а вы все такие красивые и модные, достали инструменты и устроили нам концерт. Это были мои лучшие минуты ожидания.

– Такое могло быть, джаз постоянно присутствовал в нашей жизни, а музыкант не может этим не поделиться, и не отдать все, что у него на душе. Это наше творческое счастье, когда твоя музыка проникает в другого человека, который начинает улыбаться.

Таким был наш джазовый оркестр Биг Бэнд, руководил Юрий Киселев, это были лучшие музыканты города, это было интересное время, мы много гастролировали, нас все ждали. Мы успешно выступали на международных фестивалях, наш коллектив – это целая история культурной жизни Нарвы.

– Лично Вы столько создали музыкальных коллективов, что тоже являетесь частью культурной жизни города, но, прежде всего, Вы наш любимый педагог.

– Я начал свою педагогическую деятельность, когда мне было восемнадцать лет, сразу после окончания училища. Когда вернулся в Нарву, меня сразу приняли на работу в нашу музыкальную школу, директором была Татьяна Егорова. Более полувека я тружусь в родной школе, не изменяя своим принципам и своим правилам. Я даже рыбалку люблю не из-за рыбного улова, а из-за тишины и спокойствия, чтобы «перезагрузиться» и опять отдавать себя главному делу моей жизни.

– Дети должны заниматься музыкой?

– Все дети обязательно должны заниматься музыкой. Я бы добавил, что все дети должны ходить в музыкальную школу, а не просто посещать музыкальный кружок. Задача школы – это дать начальное музыкальное образование, дать тот объем знаний, на который можно опираться в дальнейшей жизни. Дополнительные занятия приучают ребенка к дисциплине, он начинает ценить время. Все разговоры, что у меня нет времени – это полная ерунда. Время нужно уметь распределять, находить часы для занятий и минуты для отдыха. Мне сложно понять родителей, которые говорят, что музыкальная школа мешает основному образованию. У меня был ученик Саша Пааль, он закончил гимназию с золотой медалью, знает четыре языка, занятия музыкой его не отвлекали от школьных занятий. У меня большое количество учеников, которым музыка помогала хорошо учиться. Это Саша Шлика, Сергей Шeгуров, Миша Никитин, мой внук Артем Репьюк.

Мне кажется, что еще одно главное дело Вашей жизни – это джазовый фестиваль, расскажите немного о Narva Jazz 2020?

– Это будет юбилейный 25-й фестиваль, поэтому «немного» не расскажешь, тем более, что я подумываю на «высокой ноте» его завершить. Это бесконечно тяжкий, многоуровневый, неподъемный, огроменный труд, который без серьезной поддержки просто невозможен.

– Значит мы будем встречаться и хором уговаривать Вас продолжать тащить «Весь этот джаз», потому что «only You!»

Беседовала Виктория Сивкова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *