Андрес Кустола – архивных дел мастер

Архивист – старейшая профессия человечества, она возникла в глубине веков, и значение архивов в истории государства переоценить невозможно.

Андрес Кустола, главный архивариус Нарвы, является хранителем наших городских тайн и секретов жителей. Мы решили узнать о нем и его работе, чтобы на следующий год вместе отпраздновать день архивов.

-Нарва – это родной для Вас город?

-Да, я родился и вырос в Нарве. Мои мама и бабушка ингерманландцы (входят в прибалтийско-финские народы), а со стороны отца – все со средней полосы России. Мама воспитывала меня одна, поэтому я самый настоящий маменькин сынок. Я учился в эстонской школе, учеников было мало, в нашем классе было всего 12 детей. Я посещал в музыкальную школу, еще я любил ходить в театральный кружок при Ильмарине, нашим художественным руководителем был Юрий Николаев, который сейчас успешно работает на телевидение.

У нас была эстонская детская группа, очень небольшая, но мы все были влюблены в театр, так что Юрий молодец. Все было весело, молодо и прекрасно.

-А что мама сказала, после окончания школы?

-Когда я закончил школу, то стал робко посматривать на юридический факультет в Тартуском Университете, но конкурс был довольно большой. Год я провел в Нарве, и это время я работал в архиве, куда попал совершенно случайно, хотя в архиве случайных людей нет и быть не может. В архиве работают люди, прежде всего, усидчивые, усердные и любящие свою работу, но самое главное – довольно стойкие к аллергии. После чего, к моей большой радости, я поступил в историко-архивный институт в Москве.

-Ну, и в Москву, в Москву, как три сестры?

-Возможно, еще быстрее. Я проучился в Москве мои самые лучшие 90-е годы, все было интересно, все удивительно, кроме нашего общежития, где не было горячей воды, порой холодной, а кое-где не было окон. Москва мне очень много дала в образовательном плане, там я полюбил театр, стал посещать музеи, бегать по выставкам. Мне даже сложно сказать, что сколько раз я смотрел «Вишневый сад» в Современнике, где был потрясающий звездный состав Марина Неелова, Елена Яковлева. Мы все стремились попасть в Ленком,
конечно я смотрел «Юнону и Авось», просто потрясающая музыка Алексея Рыбникова, это легендарный спектакль. Особенно, в те годы, меня поразила до глубины души опера Мусоргского «Хованщина» в Большом театре, грандиозные массовые сцены, просто завораживающая постановка и музыка.

-Сейчас, Вы продолжаете любить искусство?

-Я люблю театр, балет, оперу. Очень люблю итальянскую оперу, хотя там, так много трагедий и перипетий судеб, при этом, музыка такая сочная, такая яркая. Предпочитаю классические балетные постановки, люблю слушать оперу в концертном исполнении, особенно на сцене Мариинки-2, там потрясающая акустика зала.

Меня не смогли поразить современные, особенно, слишком «выдающиеся» постановки новоявленных гениев. Я для себя открыл, в Александринском театре Петербурга, прекрасную Малую сцену, там начинающие молодые актеры играют классические произведения. Я, всех кого могу, просто привожу туда, и всегда говорю, что давайте посмотрим классику в первоначальной задумке автора.

-Почему Вы не остались в Москве?

-Была возможность остаться в Москве, было заманчивое предложение из Хельсинки, но я решил вернуться в Нарву. Скажем так, что предпочел вернуться на Родину. Сначала я работал в архиве суда, потом меня пригласил директор городского архива перейти к ним на работу. Я просто взял и перешел через дорогу, дома стояли по соседству.

Городской архив был небольшим и располагался на первом этаже трехэтажного дома.

По составу документов, это были документы городской управы, городских учреждений, начиная с 44 года. Городские предприятия только начинали закрываться, документацию которых мы, в последствии, тщательно собирали.

Когда я пришел в архив, было 40 000 документов, а сейчас около 400 000. Мы обязаны хранить все городские и муниципальные документы.

-А нашу газету Вы тоже обязаны хранить?

-Да, конечно, Narva Linnaleht муниципальная газета. Например, газету «Нарвский рабочий», мы храним с 44 года.

-Спасибо за работу, уважаемый наш …Как Вас правильно называть?

-Если по-русски, то правильно архивист, а здесь я архивариус города Нарва.

-Каким должен быть идеальный архивариус?

-Главное, это внимательность, повышенная сосредоточенность. Очень важное качество не болтливость, мы обязаны уметь держать язык за зубами, очень много конфиденциальной информации. Практически о каждом человеке здесь можно что-то найти. Судебные дела, прокуратура, рабочий стаж человека, медицинские карты. Повторяю, что мы имеем дело с конфиденциальной информацией, поэтому нам запрещают работать на какую-нибудь партию.

-При желании, Вы можете подобрать самого здорового кандидата?

-В кодексе по этике у нас прописан запрет на работу с партиями, эти правила нам разработал Национальный архив Эстонии, и мы строго его придерживаемся. Основная наша деятельность – это сбор архивных документов, их систематизирование, потом обеспечение сохранности и доступа к ним. С 2018 года мы начали оцифровывать документы. Очень много дел, это очень кропотливый труд.

-Это нужно, как минимум доверять сотруднику, чтобы тот не уничтожил определенную справочку?

-Такого безобразия у нас быть не может. Во-первых, у нас все упорядоченно, и не так-то просто плохое дело сотворить, к счастью. Мы начали работу оцифровывания с документов 44 года, чтобы эти старые, ветхие документы можно было использовать только в электронном виде, нам необходимо сохранить все оригиналы для будущих поколений.

-Мог ли по халатности сотрудника случиться пожар в московской библиотеке Института научной информации?

-Очень тяжело даже вспоминать, тем более не понятно, как такое могло случиться, потому что все библиотеки, архивы прекрасно оснащены современными устройствами. У нас очень строгие пожарные требования. У нас в архиве все проведено и сделано идеально, у нас ничего не может случиться, так что Нарва может спать спокойно.

В этих помещениях мы уже четыре года. Здесь был очень большой плюс, когда проектировщик постарался пойти нам на встречу и сделать все как нам необходимо. Я сам нарисовал определенные объекты, это и что, и где должно находиться для пользы дела, благодаря совместному старанию получился красивый и удобный архив. Снаружи мы серые, неказистые, но красивые внутри, все как в современных, европейских архивах. У нас прекрасное освещение, прекрасный читальный зал.

-Чтобы все документы оцифровать, нужны дополнительные люди?

-Пока мы справляемся с работой, у нас есть волонтеры, мы с ними дружим. С Национальным архивом мы тоже дружим и работаем, потому что любая база данных, это совместный и дорогостоящий продукт, это часть истории нашего государства.

Мы все архивариусы прекрасно общаемся, а главное друг другу помогаем. Потому что, так бывает, что в одном архиве одна часть, а в другом другая. Архивариусы очень дружелюбные, но обособленные, замкнутые люди. Все должно быть тихо, как в библиотеке. Мне очень хорошо быть самим с собой.

-Тихо сам с собою, я веду беседу?

-Да, мне уютно и хорошо. У нас здесь постоянная тишина, нет никакой музыки, посторонний шум отвлекает, а нам нужно работать сосредоточенно. Все должно быть тихо и спокойно, даже если кто-то приходит и начинает громко разговаривать, то это напрягает и выбивает из рабочего ритма. Наш коллектив, который состоит из пяти человек, подобрался на редкость удачно, мы все единомышленники, мы любители скрупулезной работы, мы фанаты своего дела.

-Получается, что вы фанаты Нарвы?

-Да, мы преданные фанаты. Лично, я очень люблю Нарву, это мой родной дом, а потом он очень зеленый. Несмотря на то, что старый город был уничтожен во время войны, и почти все это современные постройки, которые не вызывают эстетической радости, но мне кажется, что наши «хрущевки» гораздо приятнее и симпатичнее своих «собратьев» в других городах. Очень красивый мой любимый Темный сад, я его с детства помню, где всегда бегал играть. Я всегда в этом районе жил и продолжаю жить, можно сказать, что живу и радуюсь.

Как архивариус, я могу сказать, что после войны коренного населения почти не осталось. Когда я готовил исторический материал, мне удалось пообщаться с жительницей довоенной Нарвы, это довольно любопытный и интересный разговор у нас состоялся. Население у нас разное, и по различным обстоятельствам, прибывшее в наш город.

-Собираете ли Вы архив жителей Нарвы?

-Если у людей есть желание сдать определенные документы, то архив может взять эти материалы, он их оценивает, обеспечивает сохранность и доступ к ним. Если я вижу, что это вызывает у меня интерес, и это связано с жизнью города, с ее историей, то я понимаю, что это будет интересно и для будущих жителей города. Мы обязательно возьмем эти документы на хранение.
Это может быть какой-нибудь театр, который играл значимую роль в жизни города или известный кружок творчества, или определенные коллекции нарвитян. К сожалению, таких случаев мало, когда обращаются к нам с такими просьбами. Театр Ильмарине, поговаривает, что отдаст нам на хранение свой архив. Это было бы очень интересно, это настоящая жизнь города, но мы не музей, мы можем только все сохранять для будущего исследования.

-Архив Пауля Кереса у нас в Нарве?

-Нет, если и есть, то только в Таллинне. Нарвским архивам не повезло, почти все погибло во время военных действий, что-то вывозили и не довезли, что-то не вернули.

Систематизировать документы впервые стал нарвитянин Гейнрих Иоганн Ганзен, он первый, который стал упорядочивать документы и систематизировать. Это великий историк и гражданин, который всю жизнь без отдыха трудился на благо города.

-Где Вы предпочитаете отдыхать?

-Работа в любом архиве – это очень большой труд, усердный, монотонный. Меня спасает Петербург, он всегда рядом, он гораздо ближе Таллина. Хорошо, когда ты неспешно бродишь по городу, наслаждаешься музеями, спектаклями. Мне много не надо, всего два дня и мне хорошо.

В Эстонии очень люблю наше Чудское озеро, все наше милое сердцу Причудье, здесь необыкновенно красивая природа, очень интересные рыбацкие поселки, потом чудесные маленькие церквушки со старинными иконами.

-А церковные архивы у Вас?

-До 1926 года, все документы хранятся в Национальном архиве, и он уже оцифрован. В советский период было гораздо сложнее, многие документы о крещении, о венчании были конфискованы.

-КГБ поработало?

-Даже, не знаю. Я специально искал в архивах КГБ, когда Эстония отсоединилась, но ничего не нашел. Все документы исчезли, так что эта загадка ждет своих исследователей, молодых ученых.

-Дети мечтают быть архивариусами?

-Пока не слышал. Современные дети сейчас другие, очень активные, и интересы у многих «глянцевые», все должно быть красиво, ярко, зажигательно. Школьникам становится интересно, когда они приходят к нам в серверную, начинаешь показывать, что вот здесь лежала бумага, а вот современный носитель.

Мы регулярно проводим экскурсии для всех желающих бесплатно. Для этого нужно сделать заявку и отправить ее по эл. адресу. Мы открыты для всех жителей, для которых история Нарвы вызывает интерес. Мы открыты для культурно-исторических проектов, выставок, научных встреч.

-Если снимать про архив кино то, это будет комедия или трагедия?

-Это будет многосерийный сериал, чем тише и спокойнее, тем и лучше. Нет, трагедия нам точно не нужна, да и комедия нам не нужна. Да и мышек у нас нет, вот в старом здании они были. Если случится землетрясение, то я первый прибегу в архив и буду его спасать, и это будет не боевик, а самая настоящая опера «Жизнь за царя».

-Вот, такие у нас живут нарвитяне – тихие, незаметные герои архивных будней.

-Добавьте еще, до полноты нашего сериала, что я сказочно работоспособен, и от этого иногда все плачут.

Беседовала Виктория Сивкова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *