Дети без родителей: кто и как о них заботится?

Эту серьезную тему обсуждали недавно на встрече с журналистами директор Департамента социальной помощи Елена Васильева, а также главный специалист Отдела здоровья и социальной работы Алла Оявере.

Сколько таких детей сейчас в Нарве, устроен ли их быт, как часто они находят опекунов – вот основные вопросы, на которых заострила внимание Елена Васильева. Сегодня более 150 детей проживают
с опекунами, а 70 детей находятся под опекой города. Из них 56 живут в детском доме и четверо в попечительских семьях, которые получают дотацию от государства, пройдя предварительно соответствующее обучение. В детском приюте находятся сейчас 10 детей.

Дети не остаются без присмотра

Когда ребенок лишается родительской опеки, то в ряде случаев, по решению суда, его/ее опекуном становится город, пояснила Елена Васильева. Если есть родственники или близкие люди, готовые нести ответственность, тогда они становятся законными представителями ребенка. В отсутствие таковых Департамент социальной помощи подыскивает так называемый замещающий дом или, предпочтительнее, попечительскую семью. Последних остро недостает: на сегодня, по данным Департамента социального страхования, во всем Ида-Вирумаа лишь одна русскоязычная семья готова принять ребенка. Эстонских семей больше, некоторые готовы взять русских детей.

Проблемы детских домов требуют государственного подхода

В настоящее время детские дома в Эстонии заполнены, свободных мест очень мало. Сложность еще и в том, что когда без родителей остаются, например, два-три брата или сестры, их, естественно, следует определить в один и тот же детский дом. Пока кризисной ситуации нет, но она назревает, подчеркнула Елена Васильева. В связи с этим 5 декабря в Тарту, по инициативе Департамента социального страхования, состоится встреча представителей самоуправлений рес- публики (от Нарвы примут участие сотрудники Департамента социальной помощи), где будут обсуждаться эти и другие насущные вопросы.

В Нарве близ улицы Пушкина находятся три детских домика по 8 мест в каждом, всего там проживает 19 детей. Другие распределены по тем городам, где есть места, например, семь маленьких нарвитян живут в Кохтла-Нымме. В этом смысле система единая, географическое положение здесь мало что значит. Государство выделяет достаточные средства, чтобы ребенок был одет, обут, накормлен, снабжен компьютером или планшетом, обзавелся друзьями, получил надлежащее воспитание и образование.

Один из нарвских домиков перешел на новый вид работы, прижившийся в Эстонии, и стал, так сказать, семейным домом, когда воспитатели живут вместе с детьми всю неделю, а затем меняются. Отсюда у детей возникает ощущение, что работники являются частью семьи.

Когда недействительны родительские права?

Причины здесь стандартные: алкоголь, наркотики, криминальный характер деятельности, объяснила Елена Васильева. Обычно при первом серьезном инциденте суд, после представления Департаментом необходимых документов, лишает родителей прав сроком на полгода с расчетом на то, что, может быть, одумаются. Так бывает, но реже, чем хотелось бы. На сегодня в Нарве около 500 семей принадлежат к группе риска. Последнее время, именно в августе–сентябре, примерно раза два в месяц приходилось определять детей в приют, обеспеченный всем необходимым. Затем в Департаменте обязательно начинается очень сложная и деликатная работа по установлению того, насколько семья готова или не готова принять ребенка обратно по истечении полугода, имеются ли подходящие попечительские семьи, что следует предпринять, чтобы их стало побольше и так далее.

Попечительство, усыновление, опекунство: в чем разница?

Непосредственно усыновлением Департамент социальной помощи не занимается, отметила Елена Васильева, однако рекомендации его специалистов крайне востребованы. Процесс усыновления в настоящее время непрост, так как государство считает необходимым поддержание связи ребенка с кровными родственниками, в том числе и с родителями, пусть даже лишенными прав. Попечители или опекуны обязаны такую связь обеспечить при условии, разумеется, что биологические родители не представляют угрозы для ребенка. Формально вроде получается, что у ребенка две пары родителей, на деле, однако, дети всерьез воспринимают в качестве отца и матери своих попечителей или опекунов, которые реально о них заботятся.

Усыновляют детей чаще всего в тех случаях, когда родители полностью лишены прав. Здесь уже поисками семьи занимается Департамент социального страхования, но в тесном сотрудничестве с Департаментом социальной помощи. Дело это сложное: в 2018 году в Нарве усыновили четырех детей в возрасте до 4-х лет, за нынешний год пока данных нет.

Здесь надо отметить, что попечители и опекуны – не одно и то же. Последних, – а это, как правило, родственники: тети, дяди, бабушки, дедушки, – назначает суд.

Попечители же – это чужая семья, но прошедшая обучение, состоящая на учете в Департаменте социального страхования, и следовательно, имеющая право взять ребенка на воспитание. Бывает, хотя и редко, что опекуном становится по решению суда не родственник, но просто близкий человек.

Срочно требуются попечители

В республике есть семьи, которые периодически, скажем, раз в пять лет, принимают нового ребенка, а то и нескольких, и вполне справляются. То есть для них такой образ жизни уже становится своего рода работой. Как следствие возникают своеобразные мини-детдома и даже детские деревушки, особенно на острове Сааремаа, где развито хуторское хозяйство. Проблема тем не менее остается и должна обсуждаться на государственном уровне.

Narva Linnaleht

Автор записи: admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *